Метаморфозы

Метаморфозы Луций Апулей Луций — главный герой и рассказчик романа. Образованный, хорошего происхождения молодой человек, родом из Коринфа, Луций приезжает по делам в Фессалию — область в Греции, известную колдовством. Несмотря на множество рассказов о жертвах магии, он хочет проникнуть в ее тайны. Луций заводит в доме, где поселился, роман со служанкой Фотидой, узнает от нее,

Сон Педро Энрикеса Уреньи

Сон Педро Энрикеса Уреньи — краткое изложение содержания Сон, приснившийся Педро Энрикесу Уренье на рассвете одного из дней 1946 года состоял, как это ни странно, не из образов, но из медленной, размеренной речи. Голос, говоривший слова, не был его голосом, но напоминал его голос. Тон его, невзирая на патетику темы, оставался бесстрастным и заурядным. Во время

Кафка и его предшественники

Кафка и его предшественники Некогда я задумал написать исследование о предшественниках Кафки. Вначале он виделся мне одиноким, словно риторический феникс, но, несколько чаще раскрывая его страницы, я пришел к заключению, что смогу распознать его голос, или его манеру, в текстах, относящихся к различным литературам и временам. Я изложу некоторые из них здесь, в хронологическом порядке.

Этнограф — Хорхе Луис Борхес

Этнограф рассказ Хорхе Луис Борхес Мне рассказали об этом в Техасе, но эта история произошла в каком-то другом штате. Главного героя, высокого, как все американцы, с неясным цветом волос, звали кажется Фредом. Фред Мурдок. В нем не было ничего оригинального, это-то и отличало его от пижонствующей молодежи. Он уважал книги и верил тем, кто их

Буэнос-Айрес — Хорхе Луис Борхес

Буэнос-Айрес рассказ Хорхе Луис Борхес Что такое Буэенос-Айрес? Это Пласа де Майо, куда усталые и счастливые они вернулись, отвоевав свое. Это лабиринт огней, когда мы подлетаем к городу, а внутри: это улица, поворот, этот последний дворик, эти спокойные вещи. Это место, где был казнен один из моих предков. Это большое дерево на улице Хунин, которое,

Молитва. Хорхе Луис Борхес

Молитва рассказ Хорхе Луис Борхес Я повторяю и повторю, тысячу раз, Господи, на двух языках мне родных, я прочту Тебе «Отче наш», и опять прочитаю, но вновь до конца не пойму. Этим первым утром в июле 1969 года я прочту, наконец-то другую молитву, свою, а не ту, что мы получаем в наследство. мне нужна будет

Гаучо

Гаучо Хорхе Луис Борхес Кто-то сказал им, что их предки пришли по морю; кто им сказал что такое море. Метисы белых кровей. Их врагами были метисы красной крови. Миллионы людей не слышали слова «гаучо«, или знали его как ругательство. Им было знакомо движение звезд, повадки птиц и законы ветров, они помнили форму туч и знали

Фрагмент апокрифического евангелия

 3. Несчастны нищие духом, ибо под землей будет то, что над ней. 4. Несчастны плачущие, ибо жалкое это умение - плакать. 5. Блаженны знающие, что страдание не венец Славы. 6. Недостаточно быть последним, чтоб хоть раз оказаться первым. 7. Блаженны не алчущие правоты, ибо либо она у всех, либо ни у кого. 8. Блаженны -

Легенда

Легенда Хорхе Луис Борхес После смерти Авель увидел Каина. Они шли по пустыне высокие, и видно их было издалека. Они сели на землю, развели костер и согрели себе еду. Молчали, как всякий уставший после долгого трудного дня. На небе зажглась одна, еще никем не названная звезда. Каин сказал брату: — Прости. — Я не помню

Предисловие к книге «Похвала тени»

Предисловие к книге «Похвала тени» Хорхе Луис Борхес Не возводя это в принцип, я посвятил свою (уже очень длинную) жизнь буквам, текстам, безделью, спокойной беседе, филологии, мистерии Буэнос-Айреса и тем странностям, которые, не без некой вычурности, называются метафизикой. Была в моей жизни и дружба с теми немногими, что были нужны мне, и не было в

Отражение

Отражение Хорхе Луис Борхес В один из дней июля 1952-ого, он появился в Чако, в одном из мелких селений. Он был высокого роста, худой, с неподвижным лицом. О нем говорили по-разному, гадали откуда и кто он. Он выбрал ранчо у реки и с помощью двух соседей прибил на ступени доску, а сверху поставил коробку с

Делатель

Делатель Хорхе Луис Борхес До сих пор ему не приходилось жить радостями памяти. Впечатления скользили над ним мгновенные, живые. Киноварь гончара, небесный свод со звездами, которые были также богами, луна, откуда упал лев, гладкость мрамора под кончиками пальцев, вкус кабаньего мяса, которое он любил рвать быстрыми укусами, финикийская речь, черная тень, отброшенная копьем на желтый

Argumentum ornitologium

Argumentum ornitologium Хорхе Луис Борхес Я закрываю глаза и вижу птиц, вижу их меньше секунды. Я никогда не могу сосчитать их. Определенное ли число птиц вижу я, закрыв глаза? Да, если есть Бог, ибо Он его знает точно. И нет, — если Бога нет. Кто же может определить число, не считая? Пусть так. Я вижу

Абрамович. Хорхе Луис Борхес

Абрамович Хорхе Луис Борхес Этой ночью веселая греческая музыка заставила нас поверить, что смерть еще неправдоподобней жизни, и некуда деться душе, потерявшей тело. А значит, нас не трое — Мариа Кадама, Исабель Монет и я — нас четверо, ибо ты с нами, Маурисье. Мы пьем вино за твое здоровье. И не затих твой голос, не

Нить сюжета

Нить сюжета Хорхе Луис Борхес Нить, которую Ариадна вложила в руку Тезея (в другой руке меч), чтобы он проник в лабиринт и нашел там воина с головою быка, или, как того хочет Данте, быка с головой человека, — убил его и вернулся, сломав все преграды, мешавшие быть с любимой… Все это было не так. Тезей

Четыре цикла

Четыре цикла Хорхе Луис Борхес Историй всего четыре. Одна, самая старая — об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои. Защитники знают, что город обречен мечу и огню, а сопротивление бесполезно; самый прославленный из завоевателей, Ахилл, знает, что обречен погибнуть, не дожив до победы. Века принесли в сюжет элементы волшебства. Так, стали считать, что Елена,

Превращения

Превращения Хорхе Луис Борхес Как-то в коридоре я увидел стрелку, показывавшую направление, и подумал, что этот безобидный символ был некогда сделанным из стали, неотвратимым и смертоносным оружием, которое входило в плоть людей и львов, и затмевало солнце при Фермопилах, и навеки ниспослало Харальду Сигурдарссону шесть футов английской земли. Позже мне попала на глаза фотография венгерского

Притча о Сервантесе и Дон Кихоте

Притча о Сервантесе и Дон Кихоте Наскучив своей Испанией, старый солдат короля тешился безмерными пространствами Ариосто, лунной долиной, где пребывает время, растраченное в пустых снах, и золотым истуканом Магомета, который похитил Ринальд Монтальванский. Беззлобно подшучивая над собой, он выдумал легковерного человека, сбитого с толку чтением небылиц и пустившегося искать подвигов и чудес в прозаических местах

Дом Астерия

Дом Астерия Хорхе Луис Борхес Марии Москера Истмен И царица произвела на свет сына, которого назвали Астерием. Аполлодор. Библиотека, III. Знаю, меня обвиняют в высокомерии, и, возможно, в ненависти к людям, и, возможно, в безумии. Эти обвинения (за которые я в свое время рассчитаюсь) смехотворны. Правда, что я не выхожу из дома, но правда и

Тлен, Укбар, Orbis tertius (Третий мир)

Тлен, Укбар, Orbis tertius Хорхе Луис Борхес 1 Третий мир (лат.). I Открытием Укбара я обязан сочетанию зеркала и энциклопедии. Зеркало тревожно мерцало в глубине коридора в дачном доме на улице Гаона в Рамос-Мехиа; энциклопедия обманчиво называется The Anglo-American Cyclopaedia (Англо-американская энциклопедия (англ.) ) (Нью-Йорк, 1917) и представляет собою буквальную, но запоздалую перепечатку Encyclopaedia Britannica

Утопия усталого человека

Утопия усталого человека Хорхе Луис Борхес Называли это Утопией, греческим словом, что значило «нету такого места». Кеведо Нету двух одинаковых гор, но равнина повсюду одна и та же. Я шел по степной дороге. И вопрошал себя без особого интереса — в Оклахоме ли я, в Техасе или в том месте, что литераторы называют пампой. Ни

Желтая роза

Желтая роза Хорхе Луис Борхес Ни тем вечером, ни наутро не умер прославленный Джамбаттиста Марино, которого многоустая Слава (вспомним этот его излюбленный образ) провозгласила новым Гомером и новым Данте, однако тихий и неприметный случай означил в ту пору конец его жизни. Увенчанный прожитым веком и общим признанием, он гаснул под балдахином на испанской широкой кровати.

Письмена бога

Письмена бога Jorge Luis Borges Из книги «Алеф», 1949г Перевод Ю.Стефанова Каменная темница глубока; изнутри она схожа с почти правильным полушарием; пол (тоже каменный) чуть меньше его наибольшей окружности, и потому тюрьма кажется одновременно гнетущей и необъятной. Посередине полусферу перерезает стена; очень высокая, она все же не достает верхней части купола; с одной стороны нахожусь

Чернильное зеркало

Чернильное зеркало Хорхе Луис Борхес Сведущие в истории знают, что самым жестоким правителем Судана был Якуб Болезный, предавший страну несправедливым поборам египтян и скончавшийся в дворцовых покоях 14 дня месяца бармахат 1842 года. Некоторые полагают, что волшебник Абдуррахман Эль Мапсуди (чье имя означает «Слуга Всемилостивого») прикончил его кинжалом или отравил, хотя естественная смерть все же

Другой

Другой Хорхе Луис Борхес Эта история произошла в феврале месяце 1969-го, на севере Бостона, в Кембридже. Я не записал ее по горячим следам, ибо моим первым желанием было забыть случившееся, дабы не лишиться рассудка. Теперь же, в 1972-м, я полагаю, что если рассказать о ней, читатели примут все это за выдумку, а истекшие годы, возможно,

Медаль

Медаль Хорхе Луис Борхес Я — дровосек. Имя мое никому ничего не скажет. Хижина, где я родился и где скоро умру, стоит на опушке леса. Лес, говорят, доходит до моря, которое обступает всю сушу и по которому плавают деревянные хижины вроде моей. Не знаю, правда, самому видеть ее не доводилось. Не видел я и леса

Роза Парацельса

Роза Парацельса Хорхе Луис Борхес В лаборатории, расположенной в двух подвальных комнатах, Парацельс молил своего Бога, Бога вообще, Бога все равно какого, чтобы тот послал ему ученика. Смеркалось. Тусклый огонь камина отбрасывал смутные тени. Сил, чтобы подняться и зажечь железный светильник, не было. Парацельса сморила усталость, и он забыл о своей мольбе. Ночь уже стерла

25 августа 1983 года

25 августа 1983 года Хорхе Луис Борхес Часы на маленькой станции показывали одиннадцать вчерашней ночи. Я направился к гостинице. Как бывало не раз, я ощущал здесь умиротворение и покой, чувства, которые испытываешь, оказавшись в давно знакомых местах. Широкие ворота были распахнуты, усадьба утонула в сумерках. Я вошел в холл, где туманные зеркала зыбко отражали цветы

Синие тигры

Синие тигры Хорхе Луис Борхес В знаменитых строках Блейка тигр — это пылающий огонь и непреходящий архетип Зла; я же скорее согласен с Честертоном, который видит в нем символ изысканной мощи. И все же нет абсолютно точных слов, которые дали бы представление о тигре, этом образе, издавна волнующем воображение человека. Меня всегда неодолимо влекло к

Книга песка

Книга песка Хорхе Луис Борхес …thy rope of sands… George Herbert (…твой песчаный канат… — Джордж Херберт (англ.).) Линия состоит из множества точек; плоскость — из бесконечного множества линий; книга — из бесконечного множества плоскостей; сверхкнига — из бесконечного множества книг. Нет, решительно не так. Не таким more geometrico должен начинаться рассказ. Сейчас любой вымысел